2016-11-29

Немножко о себе с венгерским акцентом. Just about my self wit hungarian tones.

Однажды на пути в Италию мне удалось закинуться в Венгрию. Так бывает, что спланированная линия дел нанизывает на себя что-то другое автоматически... без участия человека. В такие моменты заставляю себя жить в колее, не дергаться, не тратить время и силы впустую. О! они нужны - время и силы. Потому что приходится мобилизоваться - не спать, не есть, находить время для семьи и тренировок, концентрироваться на мелочах.
Так и Будапешт потребовал бессонницы, идеального "соображая" в голове.
- Наше венгерское вино недооценено, - с досадой произнес Джоэль.
- Так же, как и венгерские альпинисты, - добавила Джулия.
- Красивый венгерский язык тоже, - констатитовал я.
Он странный... этот говор. Слыша его силу я почему-то вспоминаю Остготов. Их ковыльная страна оставила корни, которые не выкорчевать сиюминутным потребностям толпы. История переписывается завоевателями... но устанавливается она созидательными философами. Вот и мадьяры мне представляются потомками людей, что несколько веков окультуривали северное причерноморье. Строя замки, приручая лошадей, воспитывая виноград и альпинизм.
Сходный творческий подход продемонстрировал прилетевший в гости венгерский паренек по имени Балинт. Право, ему не хватало боевого шлема с палицей. Да охотничего сокола на рукаве.
- Этот дядя долго здесь жить будет? - спросила дочка Саша. - Ты с ним в горы лазить будешь? Он сильный.
- Почему ты так решила?
Но дочь, бросив идею, лишь пожала плечами, и отвлеклась в своем творческом стиле. Заинтересовав, но не прояснив.
Несколько дней похождений с Балинтом напомнили карусель жизни в Алматы. Да октябрьский разгул с Владимиром и Верой. Такой стиль был из оперы где нет времени спать, все время ноют перенапряжные пальцы, а мышцы ног по утрам болят от воспоминаний.
Сразу из аэропорта мы успели пролезть несколько трасс в секторе Сан-Патрицио. Потом последовали восхождения на Фоп и МонтеДеллеГаллине вперемешку со скалолазанием в Предоре и Валгуа.
Чуть свет Балинт с рюкзаком уже стоял у порога. Если вначале я со скепсисом думал о куче снаряжения, привезенного им, то к финалу порадовался запасливости и обстоятельности напарника.
- Километр перепада до начала маршрута? - спросил в заключительный день Балинт.
- Наверное, ты невнимательно слушал, дружище, - моя улыбка вышла садистской. - ДВА километра.
Стало ясно, что парень рассчитывал что-то проще. Однако... Сашкины слова оказались точными - удар выдержал лишь слегка поведя бровью. Рюкзаки были тяжелыми, путь длинным. Однако, день только начинался.
К тому времени зима уже вступала в права. Горы были припорошены снегом, температура опускалась ниже ноля, и голые деревья тревожно шумели на холодном ветру. Лес был завален опавшей листвой, которая шуршала, обволакивала ноги. А на гребнях корка льда заставляла лазить в кошках. Цепляясь клювами молотков. Что очень напоминало настоящий альпинизм. Что, собственно, и было настоящим альпинизмом. Но в этот день он начался слишком уж низко! "Обуваться" пришлось уже у озера на высоте 2200 метров. Цеплять кошки и брать ледовые молотки. А летом здесь в кайф бежится кедами по тропе.
- Привыкаю постепенно к своим горам, - сказал я Балинту. - Опыт накапливается.
- Это как?
- Ну... начинаю понимать, как лазить по этой породе. Как организовывать страховку на таких маршрутах.
- А раньше?
- Раньше я в других горах лазил, на Тянь-Шане. Там даже крючья другие использовать надо было. Теперь вот осваиваюсь здесь... И, знаешь, мне это нравится! Куча новых возможностей открывается.
- Понятное дело, - улыбнулся Балинт. - Ты мне все уши прожужжал своими планами о северных стенах Секко и Фопа.
Пахать снег на подходе нам пришлось аж до начала гребня. Еще и в кошках, потому что фирновые доски при проскальзывании предполагали наличие присутствия фазы полета на километровую глубину. На высоте 2700 мы достали веревку, молотки с крючьями, френды, карабины... и кучу разной другой лабуды, приличествующей нормальной альпинистской работе.
Предыдущие восхождения на Кока я делал по классическому маршруту Юго-Восточного гребня. Однако, в этот раз обстоятельства сложились в пользу попытки чего-то более вкусного. Поэтому мы ринулись в направлении Юго-Запада. Весело лезли по скалам, пересекали заваленные снегом по пояс желоба, корячились на передних зубьях кошек по наледям - били крючья и вытворяли схожие требования по собственной безопасности. Потому что глубина падения иногда напрягала.
И в два часа двадцать минут наблюдали свой уголок планеты с высоты 3056 метров. Он красив, черт побери! Даже засыпанный снегом. Бррр... серый и суровый. Альпы Оробие это такой мир, где есть чем занятся при желании испытать мадьярские нервы на прочность.
Потому что обычный маршрут на пик Кока тоже не сахар. Классическая "двойка Бэ" по нашим россиянским понятиям, и расслабиться она не позволяет. К счастью, ошибиться не получилось, и я четко отыскал путь вниз.
Однако, Балинту выпало идти замыкающим. И здесь он порадовал стальной сосредоточенностью когда спускался по скальным стенкам лазанием.
- Странно. Суставы не болят, - сказал я жене через пару дней. - Правое колено даже щелкать перестало.
- С чего бы это? - удивилась Ольга, зная слабые точки моего тела, надорванного четвертью века альпинизЬмы.
- Переходил, - задумчиво вслушиваясь, произнес я. - Наверное, слишком много за молодым венгром по горам мотался.
В общем, зима диктует свои правила. Предстоял путь до Австрии с Польшей. В научные конференции, на фестивали и скалы. И даже... даже хотелось строить планы на 2017 год! Что, согласитесь, гораздо интересней когда перестало напоминать о себе накачаное зимними тренировками тело.

  • copyright © http://urubko.blogspot.com/